Категория: Тайна отца Брауна (1927)


– Учитель, – сказал он, – мы должны просить у вас прощения и, что много важнее, мы поняли ваш урок. Поверьте, я никогда не забуду, какими силами вы наделены и как благородно ими пользуетесь. Леди Маунтигл, – и он обернулся к хозяйке, – вы простите меня за то, что я сперва заговорил с Учителем, а не с вами; но именно вам я имел честь предлагать недавно объяснение. Я говорил вам, что есть непознанные силы, гипноз. Многие считают, что им и объясняются рассказы о мальчике, который лезет в небо по веревке. На самом деле ничего этого нет, но зрители загипнотизированы. Так и мы видели то, чего на самом деле не было. Бронзовая рука как бы приснилась нам; и мы не догадались посмотреть, лежит ли на месте камень. Мы перевернули каждый лепесток водяной лилии, мы чуть не дали рыбкам рвотного, а рубин все время был там же, где и прежде.
Он посмотрел на улыбающегося Учителя и увидел, что улыбка его стала шире. Что-то было в ней, от чего все вскочили на ноги, как бы стряхивая смущение и неловкость.
– Как хорошо все кончилось, – несколько нервно сказала леди Маунтигл. – Конечно, вы совершенно правы. Я просто не знаю, как молить прощения…
– Никто не обидел меня, – сказал Учитель. – Никто меня не коснулся.
И, радостно беседуя, все ушли за Хардкаслом, новым героем дня; лишь усатый френолог направился к своей палатке и удивился, заметив, что священник идет за ним.
– Разрешите ощупать ваш череп? – нерешительно и даже насмешливо спросил мистер Фрозо.
– Зачем вам теперь щупать? – добродушно спросил священник. – Вы ведь сыщик, да?
Мистер Фрозо кивнул.
– Леди Маунтигл пригласила меня на всякий случай.
Она не дура, хоть и балуется мистикой. Вот я и лез ко всем, как маньяк. Если бы кто-нибудь согласился, пришлось бы срочно листать энциклопедию…
– «Шишки черепа»: смотри «Фольклор», – сказал отец Браун. – Да, вы порядком лезли к людям, но на благотворительном базаре это ничего.
– Какое дурацкое происшествие! – сказал бывший шишковед. – Подумать странно, что рубин так и лежал.
– Да, очень странно, – сказал священник, и интонация его поразила сыщика.
– Что с вами? – воскликнул тот. – Почему вы так глядите? Вы не верите, что он там лежал?
Отец Браун поморгал и медленно, растерянно ответил:
– Нет… как же я могу?.. Нет, что вы!..
– Вы зря не скажете, – не отставал сыщик. – Почему вы не верите, что он лежал там все время?
– Потому что я сам его положил, – сказал отец Браун.
Собеседник его открыл рот, но не произнес ни слова.
– Точнее, – продолжал священник, – я уговорил вора, чтобы он отдал мне его, а потом положил. Я рассказал ему то, что угадал, и убедил, что еще не поздно покаяться. Вам я признаться не боюсь, да Маунтиглы и не поднимут дела, когда камень вернулся, тем более – против этого вора.
– Конечно, Учитель… – начал бывший Фрозо.
– Учитель не крал, – сказал отец Браун.
– Ничего не понимаю! – вскричал сыщик. – За окном стоял только он, а рука появилась оттуда.
– Рука появилась оттуда, но вор был в комнате, – сказал отец Браун.
– Опять какая-то мистика! – возроптал сыщик. – Нет, так не пойдет. Я человек простой. Скажите мне прямо: если с рубином все было в порядке…
– Я знал, что не все в порядке, – сказал отец Браун, – когда еще и не слышал о рубине.