Категория: Архив Шерлока Холмса (сборник, 1921—1927)


- Превосходно, Уотсон! С вами всегда стоишь обеими ногами на земле. И все-таки едва ли можно допустить, что это люмбаго: ведь он тут же смог распрямиться.
- Со здоровьем у него как нельзя лучше, - сказал Беннет. - Не помню, чтобы за эти годы он когда-нибудь лучше себя чувствовал. Вот, мистер Холмс, таковы факты. Это не тот случай, чтобы можно было обратиться в полицию, а между тем мы буквально ума не приложим, как нам быть; мы чувствуем, что на нас надвигается какая-то неведомая беда. Эдит - я хочу сказать, мисс Пресбери считает, как и я, что сидеть сложа руки и ждать больше невозможно.
- Случай, безусловно, прелюбопытный и заслуживающий внимания. Ваше мнение, Уотсон?
- Как врач могу сказать, что это, судя по всему, случай для психиатра, отозвался я. - Бурное увлечение повлияло на мозговую деятельность старого профессора. Поездку за границу он совершил в надежде исцелиться от своей страсти. Письма же и шкатулка, возможно, имеют отношение к личным делам совершенно иного характера - скажем, получению долговой расписки или покупке акций, которые и хранятся в шкатулке.
- А овчарка, разумеется, выражает свое неодобрение по поводу этой финансовой сделки? Ну нет, Уотсон, здесь дело обстоит сложнее. И единственное, что я мог бы тут предложить...
Что именно собирался предложить Шерлок Холмс, навсегда осталось загадкой, ибо в этот самый миг дверь распахнулась, и нам доложили о приходе какой-то молодой дамы. Едва она показалась на пороге, как мистер Беннет, вскрикнув, вскочил и бросился к ней с протянутыми руками. Она тоже протянула руки ему навстречу.
- Эдит, милая! Надеюсь, ничего не случилось?
- Я не могла не поехать за вами. Ах, Джек, как мне было страшно! Какой ужас быть там одной!
- Мистер Холмс, это и есть та молодая особа, о которой я вам говорил. Моя невеста.
- Мы уже начали об этом догадываться, правда, Уотсон? - с улыбкой отозвался Холмс. - Насколько я понимаю, мисс Пресбери, произошло что-то новое и вы решили поставить нас об этом в известность?
Наша гостья, живая, миловидная девушка чисто английского типа, ответила Холмсу улыбкой, усаживаясь возле мистера Беннета.
- Когда оказалось, что мистера Беннета нет в гостинице, я сразу подумала, что, наверное, застану его у вас. Он, конечно, говорил мне, что хочет к вам обратиться. Скажите, мистер Холмс, умоляю вас, можно как-нибудь помочь моему бедному отцу?
- Надеюсь, да, мисс Пресбери, хота в деле еще много непонятного. Быть может, что-то прояснится после того, как мы выслушаем вас.
- Это произошло вчера ночью, мистер Холмс. Весь день отец был какой-то странный. Я уверена, что временами он просто сам не помнит, что делает. Живет, как во сне. Вчера как раз выдался такой день. Человек, с которым я находилась под одной крышей, был не мой отец, а кто-то другой. Внешняя оболочка оставалась та же, но на самом деле это был не он.
- Расскажите мне, что случилось.
- Ночью меня разбудил неистовый лай собаки. Бедный Рой, его теперь держат на цепи у конюшни! Надо вам сказать, что на ночь я запираю свою комнату, потому что мы все - вот и Джек... то есть мистер Беннет может подтвердить, живем с таким чувством, что над нами нависла опасность. Моя комната на третьем этаже. Случилось так, что жалюзи на моем окне остались подняты, а ночь была лунная. Я лежала с открытыми глазами, глядя на освещенный квадрат окна и слушая, как заливается лаем собака, и вдруг, к ужасу своему, увидела прямо перед собой лицо отца. Знаете, мистер Холмс, я чуть не умерла от изумления и страха. Да, это было его лицо, прижавшееся к оконному стеклу: он глядел на меня, подняв руку, словно пытаясь открыть окно. Если бы ему это удалось, я, наверное, сошла бы с ума. Не подумайте, будто мне это померещилось, мистер Холмс. Не обманывайте себя. Пожалуй, добрых полминуты я пролежала не в силах шевельнуться, глядя на это лицо. Затем оно исчезло, и все-таки я никак, ну никак не могла заставить себя встать с кровати и посмотреть, куда оно делось. Так и пролежала до утра, дрожа от озноба. За завтраком отец был резок и раздражен, но о ночном эпизоде даже не заикнулся. Я - тоже. Я только выдумала предлог, чтобы отлучиться в город, и вот я здесь.
Рассказ мисс Пресбери, судя по всему, глубоко удивил Холмса.
- Вы говорите, милая барышня, что ваша комната на третьем этаже. Есть в саду большая лестница?
- Нет, мистер Холмс, то-то и странно. До окна никак не достать, и тем не менее он все-таки забрался туда.
- И было это пятого сентября, - сказал Холмс. - Это, бесспорно, усложняет дело.
Теперь настала очередь мисс Пресбери сделать удивленное лицо.
- Вы уже второй раз заговариваете о датах, мистер Холмс, - заметил Беннет. - Неужели это существенно в данном случае?
- Возможно, и даже очень. Впрочем, пока что я не располагаю достаточно полным материалом.
- Уж не связываете ли вы приступы помрачения рассудка с фазами луны?