Категория: Архив Шерлока Холмса (сборник, 1921—1927)


- Еще бы! - насмешливо отозвался профессор. - Ничего, на этот-то вопрос легко получить ответ и без вашей помощи.
Он повернулся и подошел к звонку. На зов явился наш лондонский знакомец мистер Беннет.
- Входите, мистер Беннет. Вот эти два джентльмена приехали из Лондона в уверенности, что их сюда вызвали. Вы ведаете всей моей корреспонденцией. Значится у вас где-нибудь адресат по имени Холмс?
- Нет, сэр, - вспыхнув, ответил Беннет.
- Это решает вопрос, - отрезал профессор, свирепо воззрившись на моего спутника. - Ну-с, сэр, - он подался вперед всем телом, опершись руками на стол, - положение у вас, на мой взгляд, довольно-таки двусмысленное.
Холмс пожал плечами.
- Я могу только еще раз извиниться за наше напрасное вторжение.
- Маловато, мистер Холмс! - пронзительно взвизгнул старик, и его лицо исказилось неописуемой злобой. Он преградил нам путь к двери, неистово потрясая кулаками. - Сомневаюсь, чтобы вам удалось так легко выкрутиться!
С перекошенным лицом, он в дикой ярости гримасничал, выкрикивая бессвязные угрозы. Я убежден, что нам пришлось бы пробиваться к двери силой, если б не вмешательство мистера Беннета.
- Дорогой профессор, вспомните о вашем положении! - вскричал он. Подумайте, что будут говорить в университете! Мистер Холмс - человек известный. Нельзя допустить такую неучтивость по отношению к нему.
Наш не слишком гостеприимный хозяин хмуро отступил от двери. Как приятно было вырваться из его дома и снова очутиться в тиши тенистой аллеи! Холмса это происшествие, казалось, немало позабавило.
- У нашего ученого друга пошаливают нервы, - произнес он. - Быть может, мы и впрямь вторглись к нему чуточку слишком бесцеремонно, зато получили возможность вступить с ним в непосредственный контакт, что мне и требовалось. Но погодите, Уотсон! Так и есть, он мчится в погоню! Злодей еще не отступился от нас.
Слышно было, как кто-то бежит вслед за нами, но, к моему облегчению, вместо грозного профессора из-за поворота аллеи показался его ассистент. Переводя дыхание, он остановился возле нас.
- Мне так неприятно, мистер Холмс! Я хотел извиниться перед вами.
- Зачем, дорогой мой? Для человека моей профессии все это в порядке вещей.
- Я никогда не видел его в таком взвинченном состоянии. С ним становится просто страшно. Вы понимаете теперь, отчего мы с его дочерью в такой тревоге? А между тем ум его совершенно ясен.
- Слишком ясен!- отозвался Холмс. - В этом-то и заключался мой просчет. Очевидно, его память работает куда более точно, чем я полагал. Кстати, нельзя ли нам, пока мы здесь, посмотреть на окно мисс Пресбери?
Мистер Беннет, раздвигая кусты, вывел нас на такое место, откуда особняк был виден сбоку.
- Вон оно. Второе слева.
- Ого, до него как будто и не добраться. Впрочем, обратите внимание: внизу вьется плющ, а выше торчит водосточная труба. Как-никак, точка опоры.
- Мне бы, честно говоря, не влезть, - заметил мистер Беннет.
- Вполне допускаю. Для любого нормального человека это, несомненно, была бы опасная затея.
- Я вам еще кое-что хотел сказать, мистер Холмс. Я достал адрес того человека, которому профессор шлет письма в Лондон. Одно он, по-видимому, отправил сегодня утром, и я списал адрес с бювара. Недостойный прием для личного секретаря, но что поделаешь!
Холмс пробежал глазами бумажку с адресом и спрятал в карман.
- Дорак - занятное имя! Славянское, как я понимаю. Что ж, это - важное звено. Мы возвращаемся в Лондон сегодня же, мистер Беннет. Не вижу смысла оставаться. Арестовать профессора мы не можем: он не совершил никакого преступления; поместить его под наблюдение тоже нельзя, потому что нельзя доказать, что он сумасшедший. Действовать пока рано.
- Да, но как же быть?
- Немножко терпения, мистер Беннет. События начнут назревать в самом скором времени. Либо я ничего не понимаю, либо во вторник можно ждать кризиса. В этот день мы, естественно, будем в Кэмфорде. При всем том нельзя отрицать, что обстановка в доме не из приятных, и если мисс Пресбери имеет возможность продлить свое отсутствие...
- Это нетрудно.