Категория: Архив Шерлока Холмса (сборник, 1921—1927)


В ту ночь, когда мы с мужем по обыкновению пошли кормить льва, тьма была хоть глаз выколи. Мы несли в цинковом ведре сырое м со. Леонардо ждал за углом большого фургона, мимо которого нам надо было пройти к клетке. Он замешкалс , и мы прошли дальше прежде, чем он успел ударить, но он тихонько прокралс следом, и услышала удар, который раздробил мужу череп. Сердце мое радостно забилось, бросилась вперед и откинула щеколду, на которую запиралась клетка льва.
И тут случилось страшное. Может быть, вы слышали, как чутки эти звери к запаху человеческой крови и как он их возбуждает. Изощренное чутье вмиг подсказало льву, что человек убит. Едва отодвинула запоры, он выскочил и повалил мен . Леонардо мог мен спасти. Если бы он бросилс вперед и ударил звер той дубиной, он бы, наверно, его укротил. Но он струсил. Я слышала, он завопил от ужаса, и видела - он повернулс и кинулс бежать. И в этот миг зубы звер впились мне в лицо. Под его обжигающим смрадным дыханьем уже наполовину потер ла сознание и почти не чувствовала боли. Обеими руками пыталась оттолкнуть огромную, пышущую жаром окровавленную пасть и звала на помощь. Я пон ла, что весь лагерь всполошилс , потом смутно помню, Леонардо, Григс и другие мужчины тащили мен из-под лап звер . Это было последнее мое воспоминание на долгие, томительные мес цы, мистер Холмс. Когда пришла в себ
и погл делась в зеркало, прокл ла этого льва - о, как его проклинала! не за то, что он отн л мою красоту, но за то, что не отн л у мен жизнь. У мен
осталось одно желание, мистер Холмс, и хватало денег, чтобы его исполнить. Желание скрыть мое несчастное лицо от всех взоров и жить там, где ни одна душа из тех, кто знал мен прежде, мен не найдет. Только это одно мне оставалось, так и поступила. Жалкое раненое животное, которое заползло в свою нору умирать, - вот чем кончила Юджини Рондер.
Когда несчастна женщина досказала свою повесть, все мы некоторое врем
молчали. Потом Холмс прот нул длинную руку и с глубоким сочувствием, какое мне не часто случалось у него видеть, погладил руку миссис Рондер.
- Бедн жка, - сказал он, - бедн жка! Поистине пути Судьбы неисповедимы. Если она потом ничем не вознаграждает, тогда наша жизнь жестока шутка. Но что же этот Леонардо?
- Я никогда больше его не видела, и ни разу он не дал о себе знать. Быть может, неправа, что думаю о нем с такой горечью. Любить то, что оставила от мен пасть льва, было бы все равно что полюбить какого-нибудь уродца, каких мы возили в цирке на потеху всей стране. Но женщине не так-то просто отбросить свою любовь. Он покинул мен под когт ми звер , предал в час, когда в нем больше всего нуждалась, и однако не могла послать его на виселицу. Что станет со мной, мне было все равно. Может ли быть что-нибудь ужаснее моей теперешней жизни? Но сто ла между Леонардо и его судьбой.
- А теперь он умер?
- Мес ц назад он утонул, купа сь близ Маргейта. Я узнала о его смерти из газеты.
- А что он сделал с той дубинкой о п ти когт х? Это сама поразительна
и хитроумна часть вашей истории.
- Не могу вам сказать, мистер Холмс. Возле того места, где останавливалс тогда наш цирк, есть глубока мелова шахта, на дне ее стоит зелена от тины вода. Возможно, в глубине тех водЕ
- Что ж, сейчас это уже не имеет значени . Дело закончено.
- Да, - сказала миссис Рондер, - дело закончено.
Мы встали, готовые уйти, но что-то в голосе женщины привлекло внимание Холмса. Он круто повернулс к ней.
- Ваша жизнь вам не принадлежит, - сказал он. - Не вздумайте наложить на себ руки.
- Кому нужна мо жизнь?
- Откуда вам знать? Пример терпеливого страдани сам по себе драгоценнейший из уроков миру, не знающему терпени .
Ответ женщины был ужасен. Она подн ла вуаль и выступила на свет.
- Хотела бы знать, могли бы вы такое вынести?
Это было страшно. Никакими словами не описать руины лица, когда лица не осталось. Живые, прекрасные карие глаза скорбно смотрели с устрашающих останков, и от этого взора зрелище казалось еще невыносимей. Холмс подн л руку движеньем, полным жалости и протеста, и мы вышли.
Когда три дн спуст навестил моего друга, он не без гордости показал мне синий флакончик, сто щий на каминной полке. Я вз л пузырек в руки. Красна наклейка гласила: д. Я откупорил его и вдохнул при тный запах миндал .
- Синильна кислота? - сказал .
- Совершенно верно. Я получил это по почте. В записке сказано: "Посылаю вам мое искушение. Последую вашему совету". Думаю, Уотсон, нетрудно угадать им необыкновенной женщины, котора это прислала.