Категория: Архив Шерлока Холмса (сборник, 1921—1927)


- Поищем, можете не сомневаться. Ну, а как насчет ценных бумаг? Ведь ясно, что никакой кражи не было. А между тем эти акции у него действительно имелись. Мы проверили.
- Он их надежно припрятал, будьте покойны. Когда вся история с бегством стала бы забываться, он бы внезапно обнаружил их и объявил, что виновники раскаялись и прислали украденное обратно, а не то так обронили где-то по дороге.
- Да, у вас на любой трудный вопрос готов ответ, - сказал инспектор. Одного я не могу понять: ну, к нам он так или иначе вынужден был обратиться, но зачем ему было идти к вам?
- Из чистого бахвальства! - ответил Холмс. - Он мнил себя таким умником, был так уверен в себе, что вообразил, будто его никому не побить. А потом он смог бы сказать недоверчивому соседу: "Посмотрите - чего я только не предпринимал! Я обратился не только в полицию, но даже к Шерлоку Холмсу".
Инспектор рассмеялся.
- Придется простить вам это "даже", мистер Холмс, - сказал он. - Такой искусной работы я не припомню.
Несколько дней спустя мой друг бросил мне на колени номер выходящей два раза в месяц "Hope Суррей Обсервер". В ней под множеством леденящих кровь заголовков - от "Упырь из "Уютного" до "Блестящий успех полицейского сыска" шел целый стол бец, в котором впервые давалось последовательное изложение этого дела. По заключительному абзацу можно судить о стиле, в котором оно было написано:
"Редкостная проницательность, которую выказал инспектор Маккиннон, заключив, что запах краски, возможно, призван заглушить какой-то иной запах, например, запах газа; дерзкое предположение, что кладовая могла оказаться камерой смерти, а также последующее расследование, увенчавшееся находкой трупов в заброшенном колодце, искусно замаскированном собачьей конурой, будут жить в истории сыска как убедительный пример высокого мастерства нашей полиции".
- Ну, ничего, Маккиннон - славный малый, - со снисходительной усмешкой промолвил Холмс. - Советую присовокупить это к нашим архивам, Уотсон. Когда-нибудь можно будет рассказать правду об этой истории.