Категория: Архив Шерлока Холмса (сборник, 1921—1927)

Три Гарридеба

Историю эту можно в равной мере назвать как трагедией, так и комедией. В результате ее один человек лишился рассудка, второму - вашему покорному слуге - досталось небольшое "кровопускание", третий угодил за решетку. И все же у нее есть и комическая сторона. Впрочем, судите сами.
Я могу указать точную дату случившегося, ибо все это произошло в тот месяц, когда Холмс отказался от дворянского звания, пожалованного ему за услуги, которые, быть может, еще будут описаны. Пока я об этом упоминаю лишь вскользь: положение партнера и доверенного лица вынуждает меня остерегаться малейшей нескромности. Но, повторяю, именно этот факт позволяет мне установить дату: самый конец июня тысяча девятьсот второго года, вскоре после окончания Бурской войны. Холмс несколько дней не вставал с постели, - с ним это часто бывало. Однако в то утро он вышел из спальни, держа в руке большой исписанный лист бумаги; в строгих серых глазах Холмса плясали веселые искорки.
- Уотсон, вам предоставляется возможность недурно заработать, - сказал он. - Слыхали вы такую фамилию - Гарридеб?
Я ответил, что не слыхал.
- Ну так вот, если сумеете откопать одного-единственного Гарридеба, положите в карман кругленькую сумму.
- Каким образом?
- А, это длинная история, к тому же весьма любопытная. Мы с вами ломали головы над множеством сложных, путаных задач, но такой оригинальной нам, кажется, еще не попадалось. С минуты на минуту должен явиться тот, кого нам с вами предстоит подвергнуть допросу. До его прихода не стану ничего рассказывать. Пока займемся самим именем.
Телефонная книга лежала на столе у меня под рукой. Я полистал страницы, не слишком надеясь на успех, и, к своему удивлению, туг же нашел в соответствующем месте эту странную фамилию.
- Есть! - воскликнул я торжествующе. - Вот, пожалуйста, получайте!
Холмс взял книгу у меня из рук.
- "Н. Гарридеб, Вест-Энд, Литл-Райдер-стрит, 136", - прочел он вслух. Должен вас разочаровать, Уотсон, но это уже известный мне Гарридеб. Видите, вот его адрес на письме. Нам нужен второй Гарридеб, под пару первому, понимаете?
Вошла миссис Хадсон, неся на подносике визитную карточку. Я заглянул в нее.
- Смотрите-ка, вот и второй! - воскликнул я в изумлении. - Все данные другие: "Джон Гарридеб, адвокат. США, Канзас, Мурвилл".
Пробежав глазами карточку, Холмс улыбнулся.
- Боюсь, Уотсон, вам придется сделать еще одну попытку. Этот джентльмен уже участвует в игре, хотя, признаться, я не рассчитывал увидеть его так скоро. Надеюсь, нам удастся кое-что от него выведать.
В следующую минуту мистер Джон Гарридеб, адвокат, стоял у нас в комнате коренастый, мощного сложения мужчина с гладко выбритым круглым свежим лицом, какие часто встречаешь у американских дельцов. Особенно примечательна была необыкновенная, почти детская пухлость этого лица, с которого не сходила широкая улыбка, - создавалось впечатление, что это еще совсем молодой человек. Но глаза у него были поразительные. Редко случалось мне видеть пару человеческих глаз, столь явно свидетельствующих о необычайно напряженной внутренней жизни их обладателя, - так они были ярки, так настороженны, так мгновенно отражали малейшее движение мысли. Выговор у мистера Джона Гарридеба был американский, но речь правильная, без развязных американизмов.
- Мистер Холмс? - проговорил он, поочередно обводя нас взглядом. - А, ну да, конечно. Вас нетрудно узнать по фотографиям, сэр, если разрешите заметтать. Вы, надо полагать, уже получили письмо от моего тезки, мистера Натана Гарридеба?
- Садитесь, прошу вас, - сказал Шерлок Холмс. - Нам предстоит кое-что обсудить. - Он взял со стола исписанный лист. - Вы, разумеется, мистер Джон Гарридеб, упоминаемый в письме, - мистер Джон Гарридеб из Америки. Но, позвольте, вы ведь уже давно живете в Англии?
- С чего вы взяли?
Мне показалось, что в выразительных глазах американца я прочел подозрение.
- Все, что на вас надето, - английского производства.
Мистер Гарридеб принужденно рассмеялся.
- Я читал про ваши фокусы, мистер Холмс, но никак не думал, что вы станете проделывать их на мне. Как это вы сообразили?
- Покрой плеч вашего пиджака, носки ботинок, - разве тут можно ошибиться?