Категория: Архив Шерлока Холмса (сборник, 1921—1927)


- Какое объяснение она дала?
- Она сохранила за собой право выступить с оправданием на выездной сессии суда. Сейчас она ничего не скажет.
- Задача действительно очень интересна. Смысл письма очень неясный, не правда ли?
- Как вам сказать, сэр. Простите за смелость, но, на мой взгляд, это единственный по-настоящему ясный момент во всем деле.
Холмс покачал головой.
- Если допустить, что письмо подлинное, то миссис Гибсон получила его несколько ранее, скажем за час или два. Почему же она еще сжимала его в левой руке? Почему она так старалась держать его при себе? Ей ведь не нужно было ссылаться на него при свидании. Не кажется ли это странным?
- Да, сэр, если вас послушать, вроде бы так.
- Мне бы хотелось спокойно посидеть несколько минут и обдумать все это. - Он уселся на каменный парапет моста, и я заметил, что его живые серые глаза вопросительно оглядывают все вокруг. Вдруг он снова вскочил, подбежал к противоположному парапету, выхватил из кармана лупу и начал рассматривать каменную кладку. - Любопытно! - сказал он.
- Да, сэр. Мы видели щербину на парапете. Я думаю, это дело рук какого-нибудь прохожего.
Кладка была из серых камней, но в этом месте было белое пятно, размером не более шестипенсовой монеты. При внимательном рассмотрении можно было заметить, что поверхность выщерблена, как при резком ударе.
- Потребовалось известное усилие, чтобы сделать это, задумчиво сказал Холмс. Он ударил тростью по парапету несколько раз, но следов не осталось. - Да, это был резкий удар. И к тому же в странном месте: он был нанесен не сверху, а снизу видите, след на нижнем краю парапета.
- Но до тела по крайней мере пятнадцать футов!
- Да, пятнадцать футов. Может быть, это и не имеет отношения к делу, но заслуживает внимания. Думаю, что нам здесь нечего делать. Вы сказали, отпечатков ног не было?
- Земля тверда как камень. На ней вообще не видно никаких следов.
- Тогда можно идти. Сначала осмотрим оружие, о котором вы говорили. Затем поедем в Винчестер: перед дальнейшим расследованием я хотел бы повидаться с мисс Данбэр.
Нейл Гибсон еще не вернулся из города, но мы встретились с нервным мистером Бэйтсом, который заходил к нам утром. Со зловещим видом он показал нам огромное количество огнестрельного оружия различных образцов и размеров, которое его хозяин накопил в течение своей полной приключений жизни.
- У Гибсона много врагов, как и можно ожидать, зная его характер и методы, - сказал он. - Когда он спит, рядом с постелью в ящике лежит заряженный револьвер. У хозяина крутой нрав, его боятся. Уверен, что его жена не была исключением.
- Вы когда-нибудь видели, чтобы он оскорблял ее действием?
- Не могу сказать. Но презрительные слова, которыми он обзывал ее, не стесняясь слуг, граничили с оскорблением действием.
- Кажется, наш миллионер не блещет в личной жизни, заметил Холмс по дороге на станцию. - Ну, Уотсон, фактов прибавилось, некоторые из них новые, однако я еще довольно далек от окончательных выводов. Несмотря на весьма очевидную неприязнь Бэйтса к своему хозяину, он сказал мне, что, когда подняли тревогу, Гибсон был в библиотеке. Обед закончился в половине девятого, и до этого времени все было в порядке. Верно, тревога была поднята несколько позже, но трагедия, безусловно, произошла около девяти; этот час указан и в записке. Нет никаких доказательств, что после своего возвращения из города в пять часов Гибсон вообще выходил из дому. С другой стороны, мисс Данбэр, как я понял, признает, что у нее было назначено свидание с хозяйкой на мосту. Помимо этого она ничего не скажет, поскольку адвокат посоветовал ей отложить свое оправдание до суда. Мы должны задать этой девушке несколько вопросов, очень важных, и я не успокоюсь, пока мы не повидаем ее. Я признаюсь вам, Уотсон: дело показалось бы мне безнадежным для нее, если бы не одна вещь.