Категория: Архив Шерлока Холмса (сборник, 1921—1927)


- Она ненавидела меня, мистер Холмс. Она ненавидела меня со всей страстью южанки. Она была женщиной, которая ничего не делает наполовину, и мера ее любви к мужу была мерой ненависти ко мне. Она превратно истолковала наши отношения. Я не желала ей ничего дурного, но она любила своего мужа так пылко и так безотчетно, что едва могла понять его духовную привязанность ко мне. И не могла представить себе, что только желание направить его энергию на добрые дела удерживало меня в их доме.
- Теперь, мисс Данбэр, - сказал Холмс, - я прошу вас точно рассказать нам, что произошло в тот вечер.
- Я могу сказать только то, что я знаю, мистер Холмс, но я не в состоянии ничего доказать. А некоторые моменты, чрезвычайно важные, я к тому же не могу объяснить.
- Если вы изложите факты, может быть, другие люди найдут объяснение?
- Вот как я оказалась на Торском мосту в тот вечер. Утром я получила от миссис Гибсон записку. (Я нашла ее на столе в классной комнате.) Миссис Гибсон умоляла меня встретиться на мосту после обеда, чтобы сообщить нечто важное, и просила оставить ответ на солнечных часах в саду, поскольку не желала никого посвящать в нашу тайну. Я не видела смысла в такой конспирации, но сделала, как она просила, и согласилась на свидание. Она просила меня уничтожить ее записку, я сожгла ее в печке: она очень боялась, что муж, который грубо с ней обращался (за что я часто упрекала его), узнает о нашей встрече.
- Однако она весьма бережно сохранила ваш ответ?
- Да. Я была удивлена, услышав, что она держала его в руке, уже будучи мертвой.
- Ну и что же произошло потом?
- Я пришла, как и обещала. Когда я подходила к мосту, она ждала меня. Только теперь я почувствовала, как бедняжка ненавидит меня. Она словно обезумела - я думаю, что она действительно была сумасшедшая, но притом чрезвычайно коварная и хитрая. Как же иначе она могла спокойно видеть меня, в душе испытывая такую бешеную ненависть? Я не могу повторить, что она тогда мне сказала. Она выплеснула всю свою жгучую ярость в ужасных словах. Я даже не отвечала - не могла. Страшно было ее видеть. Я заткнула уши и бросилась бежать. Когда я убегала, она еще стояла у входа на мост, выкрикивая проклятья по моему адресу.
- Там же ее и нашли потом?
- В нескольких ярдах от этого места.
- И несмотря на то, что она была убита вскоре после вашего ухода, вы не слышали выстрела?
- Нет, я ничего не слышала, мистер Холмс, я была так возбуждена и напугана этой страшной вспышкой гнева, что торопилась скорее укрыться в своей комнате и была не в состоянии что-либо заметить.
- Вы сказали, что вернулись к себе в комнату. Вы выходили из нее?
- Да, когда подняли тревогу, я выбежала вместе с другими.
- Вы видели мистера Гибсона?
- Да, он как раз вернулся с моста и послал за доктором и полицией.
- Вам показалось, что он очень взволнован?
- Мистер Гибсон очень волевой человек. Кажется, он никогда не выражает открыто своих чувств. Но я, зная его достаточно хорошо, заметила, что он был сильно взволнован.
- Теперь перейдем к самому важному пункту. Этот револьвер, что найден у вас в комнате, - вы видели его раньше?
- Никогда, клянусь.
- Когда его нашли?
- На следующее утро, когда полиция вела обыск.
- Среди вашей одежды?
- Да. На дне моего платяного шкафа, под одеждой.
- Вы не могли бы определить, сколько времени он там лежал?
- Накануне утром его там не было.
- Откуда вы знаете?
- Потому что я убирала в шкафу.