Категория: Его прощальный поклон (сборник, 1908—1913, 1917)

Исчезновение леди Френсис Карфэкс

-- Но почему турецкие? -- спросил Шерлок Холмс, упорно разглядывая мои ботинки. Я сидел в широком плетеном кресле, и мои вытянутые ноги привлекли его недремлющее внимание.
-- Нет, английские, -- удивленно отозвался я. -- Я их купил у Латимера на Оксфорд-стрит.
Холмс обреченно вздохнул.
-- Бани! Бани турецкие, а не ботинки! Почему расслабляющие и очень дорогие турецкие бани, а не бодрящая ванна дома?
-- Потому что у меня разыгрался ревматизм, я стал чувствовать себя старой развалиной. А турецкие бани -- как раз то, что мы, медики, в таких случаях рекомендуем, встряска, после которой как будто заново рождаешься. Кстати, Холмс, -продолжал я, -- для человека, мыслящего логически, связь между моими башмаками и турецкими банями, разумеется, самоочевидна, но я буду чрезвычайно признателен, если вы ее мне раскроете.
-- Ход рассуждений не так уж непостижим, милый Уотсон. -В глазах Холмса запрыгали озорные искорки. -- Иллюстрацией к несложной системе умозаключений, которой я пользовался, может послужить вопрос: кто сегодня утром ехал с вами в кэбе?
-- Не считаю еще одну иллюстрацию объяснением, -- не без едкости парировал я.
-- Браво, Уотсон! Сказано с достоинством и вполне логично. Да, так с чего мы начали? Давайте разберем сначала второй пример -- с кэбом. На левом плече и рукаве вашего пальто брызги. Если бы вы сидели на середине сиденья, вас бы, вероятно, не забрызгало вовсе или забрызгало с обеих сторон. Значит, вы сидели слева. И, значит, вы ехали не один.
-- Ну вот, теперь я понял.
-- До смешного просто, да?
-- Но бани и ботинки?
-- О, это еще примитивнее. Вы всегда завязываете шнурки одинаково. А сейчас я вижу замысловатый двойной узел, совсем не похожий на ваш. Значит, вы снимали ботинки. Кто мог завязан вам шнурки? Или сапожник, или прислужник в бане. Сапожника исключаем, потому что ботинки почти новые. Что остается? Остаются бани. Элементарно, правда? Но как бы там ни было, Уотсон, турецкие бани сослужили свою службу.
-- В каком смысле?
-- Вы сознались, что поехали туда, потому что вам нужна была встряска. Позвольте мне предоставить вам возможность встряхнутся. Что вы скажете о поездке в Лозанну, милый Уотсон, -- первым классом, все расходы оплачиваются с королевской щедростью, а?
-- Великолепно! Но зачем?
Холмс откинулся на спинку кресла и вытащил из кармана записную книжку.
-- Из всех представителей рода человеческого, -- начал он, -- самый опасный -- одинокая женщина без дома и друзей. Этот безобиднейший и даже, может быть, полезнейший член общества -неизменная причина многих и многих преступлений. Это беспомощное существо сегодня здесь, завтра там. У нее достаточно средств, чтобы кочевать из страны в страну, переезжать из гостиницы в гостиницу. И вот в каком-нибудь подозрительном пансионе или отеле след ее обрывается. Она как цыпленок, заблудившийся в мире лисиц. Если ее слопают, никто и не хватится. Боюсь, леди Фрэнсис Карфэкс попала в беду.
Я приветствовал этот неожиданный переход от общих рассуждений к частным. Холмс полистал странички и продолжал:
-- Леди Фрэнсис -- единственный потомок графа Рафтона по прямой линии. Земли в их роду, как вы, возможно, помните, наследовали сыновья. Состояние леди Фрэнсис получила небольшое, но ей достались редчайшие драгоценности старинной испанской работы -- оправленные в серебро бриллианты необычной огранки, которые она очень любила, настолько, что не пожелала оставить их у своего банкира и всегда возила с собой. Грустные мысли вызывает леди Фрэнсис: по странной прихоти судьбы этой красивой, далеко не старой женщине суждено было стать последним, засыхающим побегом дерева, всего двадцать лет тому назад мощного и цветущего.
-- Но что же с ней случилось?
-- Что случилось с леди Фрэнсис Карфэкс? Жива она или нет? Это-то мы и должны узнать. Она человек строгих привычек: четыре года она неизменно раз в две недели писала своей старой гувернантке мисс Добни, которая уже давно не работает и живет в Камберуэлле. Мисс Добни и обратилась ко мне. Вот уже пять недель от леди Фрэнсис нет ни строчки. Последнее письмо было послано из Лозанны, из отеля "Националь", откуда она уехала????не оставив адреса. Родные волнуются. Люди они чрезвычайно состоятельные и, разумеется, готовы на любые расходы, если мы поможем им выяснить, что произошло.
-- И эта мисс Добни -- единственный источник сведений? Неужели у леди Фрэнсис не было других корреспондентов?
-- Были, Уотсон, вернее, был еще один корреспондент, и от него-то я узнал немало любопытного. Это банк. Одиноким женщинам тоже нужно жить, и их банковский счет -- тот же дневник. Деньги леди Фрэнсис лежат в банке Сильвестра. Я просматривал ее счет. Предпоследний раз она взяла деньги, чтобы расплатиться в лозаннском отеле, но сумму взяла большую, так что у нее должны были еще остаться наличные. С тех пор был предъявлен только один чек.

Помывка в душе - "горячее блюдо" сучек Владивостока http://vladivostok.prostitutki.ca/services/pomyvka-v-dushe/ никого не оставит холодным