Категория: Приключения Шерлока Холмса (сборник, 1891—1892)

r57

Шерлок Холмс остановил проезжавшего извозчика.
– В таком случае лучше разговаривать в уютной комнате, чем тут, на ветреной рыночной площади, – сказал он. – Но прежде чем отправиться в путь, скажите, пожалуйста, кому я имею удовольствие оказывать посильную помощь?
Человечек заколебался на мгновение.
– Меня зовут Джон Робинсон, – сказал он, отводя глаза.
– Нет, мне нужно настоящее имя, – ласково сказал Холмс. – Гораздо удобнее иметь дело с человеком, который действует под своим настоящим именем.
Бледные щеки незнакомца загорелись румянцем.
– В таком случае, – сказал он, – мое имя – Джеймс Райдер.
– Так я и думал. Вы служите в отеле «Космополитен». Садитесь, пожалуйста, в кэб, и вскоре я расскажу вам все, что вы пожелаете узнать.
Маленький человечек не двигался с места. Он смотрел то на Холмса, то на меня с надеждой и испугом: он не знал, ждет ли его беда или удача. Наконец он сел в экипаж, и через полчаса мы были в гостиной на Бейкер стрит.
Дорогой никто не произнес ни слова. Но спутник наш так учащенно дышал, так крепко сжимал и разжимал ладони, что было ясно, в каком нервном возбуждении он пребывает.
– Ну, вот мы и дома! – весело сказал Холмс. – Что может быть лучше пылающего камина в такую погоду! Вы, кажется, озябли, мистер Райдер. Садитесь, пожалуйста, в плетеное кресло. Я только надену домашние туфли, и мы сейчас же займемся вашим делом. Ну вот, готово! Так вы хотите знать, что стало с теми гусями?
– Да, сэр.
– Пожалуй, вернее, с тем гусем? Мне кажется, вас интересовал лишь один из них – белый, с черной полосой на хвосте…
Райдер затрепетал от волнения.
– О, сэр! – вскричал он. – Вы можете сказать, где находится этот гусь?
– Он был здесь.
– Здесь?
– Да, и оказался необыкновенным гусем. Не удивительно, что вы заинтересовались им. После своей кончины он снес яичко – прелестное, сверкающее голубое яичко. Оно здесь, в моей коллекции.
Наш посетитель, шатаясь, поднялся с места и правой рукой ухватился за каминную полку. Холмс открыл несгораемый шкаф и вытащил оттуда голубой карбункул, сверкавший, словно