Категория: Воспоминания Шерлока Холмса (сборник, 1892—1893)


-- Это уже выходит за всякие рамки, мистер Блессингтон! -возмутился доктор Тревельян.
-- А, это вы, доктор? -- проговорили из темноты, и послышался вздох облегчения. -- А джентльмены, что с вами, -они и в самом деле те, за кого себя выдают?
Мы чувствовали, что из темноты нас изучающе рассматривают.
-- Да, это те самые.
-- Ладно, можете подняться, и если вас раздражают меры предосторожности, которые я принял, то прошу прощения.
Говоря это, он снова зажег газ на лестнице, и мы увидели перед собой странного человека, вид которого, как и голос, свидетельствовал о расстроенных нервах. Он был очень толст, но когда-то, видно, был еще толще, потому что щеки у него висели, как у гончей, большими складками. Он был болезненно бледен, а редкие рыжеватые волосы от пережитого страха стояли дыбом. Рука его сжимала пистолет, который он сунул в карман, когда мы приблизились.
-- Добрый вечер, мистер Холмс, -- сказал он. -- Большое спасибо, что приехали. Еще никто так не нуждался в вашем совете, как я сейчас. Наверно, доктор Тревельян уже рассказал вам о совершенно недопустимом вторжении в мою комнату?
-- Совершенно верно, -- сказал Шерлок Холмс. -- Мистер Блессингтон, кто эти два человека и почему они вам досаждают?
-- Видите ли, понимаете ли, -- суетливо заговорил постоянный пациент, -- мне трудно сказать что-либо определенное. Да и почем мне знать, мистер Холмс?
-- Значит, не знаете?
-- Входите, пожалуйста. Ну, сделайте одолжение, войдите.
Он провел нас в свою спальню, большую и обставленную удобной мебелью.
-- Вы видите это? -- спросил он, показывая на большой черный сундук, стоявший у спинки кровати. -- Я никогда не был особенно богатым человеком, мистер Холмс... За всю жизнь я только раз вложил деньги в дело... вот доктор Тревельян не даст мне соврать. И банкирам я не верю. Я бы не доверил свои деньги банкиру ни за что на свете, мистер Холмс. Между нами, все свое маленькое состояние я храню в этом сундуке, и вы теперь понимаете, что я пережил, когда в комнату ко мне вломились незнакомые люди.
Холмс изучающе посмотрел на Блессингтона и покачал головой.
-- Если вы будете обманывать меня, я ничего не смогу вам посоветовать, -- сказал он.
--Но я же вам все рассказал.
Досадливо махнув рукой. Холмс резко повернулся к нему спиной.
-- Спокойной ночи, доктор Тревельян, -- сказал он.
-- И вы не дадите никакого совета? -- дрогнувшим голосом воскликнул Блессингтон.
-- Мой совет вам, сэр, говорить только правду.
Через минуту мы были уже на улице и зашагали домой. Мы пересекли Оксфорд-стрит, прошли половину Харли-стрит, и только тогда мой друг наконец заговорил.
-- Простите, что напрасно вытащил вас из дому, Уотсон. Но если покопаться, дело это интересное.
-- А я не вижу здесь ничего серьезного, -- признался я.
-- Вполне очевидно, что двое... может, их больше, но будем считать, что двое... по какой-то причине решили добраться до этого человека, этого Блессингтона. В глубине души я не сомневаюсь, что как в первом, так и во втором случае тот молодой человек проникал в комнату Блессингтона, а его сообщник весьма нехитрым способом отвлекал доктора.