Категория: Воспоминания Шерлока Холмса (сборник, 1892—1893)


-- Вы, наверно, помните знаменитое ограбление Уордингдонского банка, -- сказал Холмс. -- В банде было пять человек -- четверо нам знакомы, а пятого звали Картрайт. Был убит сторож Тобин, и воры скрылись с семью тысячами фунтов. Это было в тысяча восемьсот пятом году. Все пятеро были арестованы, но убедительных улик против них не имелось. Блессингтон, или Сатон, самый гнусный тип в этой пятерке бандитов, стал доносчиком. Картрайта повесили, а трем остальным дали по пятнадцать лет. Не отсидев нескольких лет до полного срока, они вышли на свободу на днях и решили, как вы догадываетесь, выследить предателя и отомстить ему за смерть товарища. Дважды они пытались добраться до него и терпели неудачу; на третий раз, как видите, получилось. Теперь вам все ясно, доктор Тревельян?
-- Мне кажется, что лучше уж объяснить нельзя, -- сказал доктор. -- И, конечно, в первый раз он был сильно встревожен именно в тот день, когда прочел в газетах, что их выпускают на свободу.
-- Совершенно верно. А все его страхи, что его могут ограбить, для отвода глаз.
-- Но почему он не сказал всей правды вам?
-- Ну, видите ли, уважаемый сэр, он знал мстительный характер своих бывших сообщников и пытался как можно дольше скрывать ото всех, кто он на самом деле. Это была постыдная тайна, и он не мог заставить себя признаться мне. Однако, каким бы негодяем он ни был, он все же жил под защитой английских законов, и я не сомневаюсь, что вы, инспектор, примете надлежащие меры. Щит правосудия на этот раз не помог, но меч его по-прежнему обязан карать.
Таковы были странные обстоятельства, связанные с делом постоянного пациента и его врача с Брук-стрит. Полиция так и не нашла убийц, и в Скотленд-Ярде решили, что они уплыли из Англии на злополучном пароходе "Норма Крейна", который исчез несколько лет назад со всей командой у берегов Португалии, в нескольких лигах2 севернее Опорто. Судебное дело против мальчика-слуги было прекращено за недостатком улик. В газетах "тайна Брук-стрит" до настоящего времени полностью не освещалась.
Перевод Д. Жукова