Категория: Возвращение Шерлока Холмса (сборник, 1903—1904)


- У нас не было особых причин осматривать прихожую так тщательно. Да в таком месте сразу и не заметишь, сами видите.
- Да, да, разумеется. У вас, конечно, нет сомнений, что отпечаток был здесь и вчера?
Лестрейд поглядел на Холмса, как на сумасшедшего. Признаться, веселый вид моего друга и его нелепый вопрос озадачили и меня.
- Вы что же, считаете, что Макфарлейн вышел среди ночи из тюрьмы специально для того, чтобы оставить еще одну улику против себя? - спросил Лестрейд. - На всем земном шаре не найдется криминалиста, который стал бы отрицать, что это отпечаток большого пальца правой руки Макфарлейна и никого другого.
- В этом нет никаких сомнений.
- Так чего же вам еще? Я смотрю на вещи здраво, мистер Холмс, мне важны факты. Есть у меня факты - я делаю выводы. Если я вам еще понадоблюсь, найдете меня в гостиной, я иду писать отчет.
К Холмсу уже вернулась его обычная невозмутимость, хотя мне казалось, что в глазах у него все еще вспыхивают веселые искорки.
- Неопровержимая улика, не правда ли, Уотсон? - обратился он ко мне. - А между тем ей-то и будет обязан Макфарлейн своим спасением.
- Какое счастье! - радостно воскликнул я. - А я уж боялся, что все кончено.
- Кончено? Такой вывод был бы несколько преждевременен, милый Уотсон. Видите ли, у этой улики, которой наш друг Лестрейд придает такое большое значение, имеется один действительно серьезный изъян.
- В самом деле. Холмс! Какой же?
- Вчера, когда я осматривал прихожую, _отпечатка здесь не было_. А теперь, Уотсон, давайте погуляем немножко по солнышку.
В полном недоумении, но уже начиная надеяться, спустился я за своим другом в сад. Холмс обошел вокруг дома, внимательно изучая его. Потом мы вернулись и осмотрели все комнаты от подвала до чердака. Половина комнат стояла без мебели, но он внимательно исследовал и их. В коридоре второго этажа, куда выходили двери трех пустующих спален, на него опять напало веселье.
- Случай поистине необыкновенный, Уотсон, - сказал он. - Пожалуй, пора просветить нашего приятеля Лестрейда. Он немного позабавился на наш счет. Теперь настала наша очередь, если я правильно решил загадку. Кажется, я придумал, как нужно сделать... Да, именно так!
Когда мы вошли в гостиную, инспектор Скотленд-Ярда все еще сидел там и писал.
- Вы пишете отчет? - спросил его Холмс.
- Совершенно верно.
- Боюсь, что это преждевременно. Расследование еще не кончено.
Лестрейд слишком хорошо знал моего друга, чтобы пропустить его слова мимо ушей. Он положил ручку и с любопытством поднял глаза на Холмса.
- Что вы хотите сказать, мистер Холмс?
- А то, что есть важный свидетель, которого вы еще не видели.
- Вы можете представить его нам?
- Думаю, что могу.
- Давайте его сюда.
- Сейчас. Сколько у вас констеблей?
- В доме и во дворе трое.
- Превосходно. А скажите, они все парни высокие, сильные, и голос у них громкий?
- Ну, разумеется, только при чем здесь их голос?
- Я помогу вам в этом разобраться и не только в этом, - пообещал Холмс. - Будьте любезны, позовите ваших людей, мы сейчас начнем.
Через пять минут трое полицейских стояли в прихожей.
- В сарае есть солома, - обратился к ним Холмс. - Пожалуйста, принесите две охапки. Это поможет нам раздобыть свидетеля, о котором я говорил. Так, благодарю вас. Надеюсь, у вас есть спички, Уотсон. А теперь, мистер Лестрейд, я попрошу всех следовать за мной.