Категория: Возвращение Шерлока Холмса (сборник, 1903—1904)

Случай в интернате

Наша скромная сцена на Бейкер-стрит знавала много драматических эпизодов, но я не припоминаю ничего более неожиданного и ошеломляющего, чем первое появление на ней Торникрофта Хакстейбла, магистра искусств, доктора философии и т. д. и т. п. Визитная карточка, казавшаяся слишком маленькой для такого груза ученых степеней, опередила его на несколько секунд; следом за ней появился и он сам, человек рослый, солидный, величественный - олицетворение выдержки и твердости духа. И вот, не успела дверь закрыться за ним, как он оперся руками о стол, медленно осел на пол и, потеряв сознание, растянулся во весь свой могучий рост на медвежьей шкуре у нас перед камином.
Мы вскочили с мест и минуту молча, удивленно смотрели на этот внушительный обломок крушения, занесенный к нам бурей, разыгравшейся где-то далеко, в безбрежном океане жизни. Потом Холмс быстро подсунул ему подушку под голову, а я поднес к его губам рюмку коньяку. Полное бледное лицо незнакомца бороздили глубокие морщины; под опухшими глазами лежали синеватые тени; уголки приоткрытого рта были скорбно опущены; на двойном подбородке проступала щетина. Видимо, он приехал издалека, так как воротничок и рубашка у него загрязнились, нечесаные волосы прядями падали на высокий, красивый лоб. Перед нами лежал человек, которого постигла какая-то большая беда.
- - Что с ним, Уотсон? - спросил Холмс.
- Полный упадок сил... вероятно, от голода и усталости, - ответил я, держа пальцы на его кисти, где тоненькой, еле ощутимой ниточкой пульсировала жизнь.
- Обратный проезд до Мэклтона. Это на севере Англии, сказал Холмс, вынимая у него из кармашка для часов железнодорожный билет. - Сейчас еще нет двенадцати. Раненько же ему пришлось выехать!
Припухшие веки нашего гостя дрогнули, и его серые глаза уставились на нас бессмысленным взглядом. Минутой позже он с трудом поднялся на ноги, весь красный от стыда.
- Простите меня, мистер Холмс. Этот обморок - следствие нервного потрясения. Нет, благодарю вас... Стакан молока с сухариком - и все пройдет. Мистер Холмс, я приехал сюда с тем, чтобы увезти вас с собой. Мне казалось, что никакая телеграмма не даст вам должного представления о неотложности этого дела.
- Когда вы окончательно оправитесь...
- Я чувствую себя отлично. Просто не понимаю, что это со мной приключилось. Мистер Холмс, я прошу вас выехать в Мэклтон первым же поездом.
Холмс покачал головой:
- Мой коллега, доктор Уотсон, подтвердит вам, что мы с ним очень заняты. Мне уже выдан аванс на расследование пропажи документов Феррера, а кроме того, на днях начинается слушание дела об убийстве в Абергавенни. Выехать из Лондона меня может заставить только что-нибудь сверхважное.
- Сверхважное! - Наш гость воздел руки. - Неужели вы не слышали о похищении единственного сына герцога Холдернесса?
- Герцога Холдернесса? Бывшего министра?
- Да, да! Мы приложили все силы, чтобы это не попало в газеты, но во вчерашнем "Глобусе" уже промелькнули кое-какие слухи. Я думал, что до вас они тоже дошли.
Холмс протянул свою длинную, худую руку и снял с полки том энциклопедического справочника на букву "X".
- "Холдернесс, шестой герцог, кавалер Ордена подвязки, член Тайного совета..." и так далее, до бесконечности. "Барон Боверли, граф Карстон..." Боже мой, сколько титулов! "Председатель суда графства Хэллемшир (с 1900). Женат на Эдит, дочери сэра Чарльза, Эпплдора (1888). Единственный сын и наследник лорд Солтайр. Владелец двухсот пятидесяти тысяч акров земли. Рудники в Ланкашире и Уэлсе. Адрес: Карлтон-хаус-террас; Холдернесс-холл, Хэллемшир; замок Карлтон, Бангор, Узле. Лорд Адмиралтейства [1] (1872), министр..." Словом, известный человек, пожалуй, один из самых известных в нашей стране.
- Один из самых известных и, может быть, самых богатых. Насколько я знаю, мистер Холмс, вы далеко не ремесленник в своей области и сплошь и рядом беретесь за дело ради самого дела. Но разрешите вам сказать, что его светлость обещает вручить чек на пять тысяч фунтов тому, кто укажет местонахождение его сына, и дополнительную тысячу фунтов, если ему назовут похитителя или похитителей.
- Щедрое вознаграждение! - сказал Холмс. - Уотсон, пожалуй, мы с вами отправимся на север Англии вместе с доктором Хакстейблом. А вы, доктор, выпейте молока, а потом расскажите нам, что произошло, когда произошло, где произошло и, наконец, какое отношение имеет к этому доктор Торкикрофт Хакстейбл, директор интерната под Мэклтоном, и почему он только через три дня после происшествия - о чем сужу по вашему небритому подбородку - обращается ко мне, веря в мои скромные способности.
Наш гость выпил стакан молока и горячо, не упуская ни одной подробности, повел свой рассказ. Взгляд его сразу ожил, щеки порозовели.

Здесь http://irkutsk.prostitutki.uno/zrelye/ зрелые жрицы любви из Иркутска в ожидании встречи.