Категория: Возвращение Шерлока Холмса (сборник, 1903—1904)


- А ведь загадку можно было распутать. Я с удовольствием возьмусь за это дело. Скажите, вам удалось установить какую-нибудь связь между исчезнувшим мальчиком и учителем немецкого языка?
- Никакой связи между ними не было.
- Учитель преподавал у него в классе?
- Нет, и, насколько мне известно, он даже ни разу с ним не говорил.
- Странно, очень странно! Велосипед у мальчика был?
- Нет.
- А другие велосипеды все на месте?
- На месте.
- Вы в этом уверены?
- Совершенно уверен.
- Надеюсь, вы не думаете, что немец уехал глухой ночью на велосипеде, с мальчиком на руках?
- Разумеется, нет.
- Тогда как вы все это объясняете?
- Может быть, они взяли велосипед для отвода глаз, припрятали его где-нибудь, а сами пошли пешком.
- Может быть. Но, согласитесь сами, это странный способ отвести глаза. Ведь в сарае стояли и другие велосипеды?
- Да.
- Не лучше ли ему было спрятать два велосипеда, если он хотел навести вас на мысль, что они уехали, а не ушли пешком?
- Да, вы правы.
- То-то и оно. Нет, эта теория никуда не годится. Но сама по себе пропажа велосипеда может послужить отправной точкой для дальнейшего расследования. В конце концов, это не такая вещь, которую легко спрятать или уничтожить. Еще один вопрос: кто-нибудь навещал мальчика накануне его бегства?
- Нет.
- Может быть, на его имя были письма?
- Да, одно письмо было.
- От кого?
- От его отца.
- Вы вскрываете почту своих учеников?
- Нег.
- Почему же вы думаете, что письмо пришло от его отца?
- Конверт был с гербом, и адрес написан угловатым почерком герцога. Кроме того, герцог сам вспомнил, что писал сыну.
- Когда мальчик получал письма до этого?
- Последние дни на его имя ничего не было.
- - А из Франции ему писали?
- Ни разу.
- Вы, разумеется, понимаете, к чему я клоню. Либо лорда Солтайра увели силой, либо он убежал по собственной воле. Последняя гипотеза подсказывает, что мальчик не мог бы отважиться на такой поступок без воздействия извне. Если к нему никто не приходил, следовательно, воздействие оказывалось при помощи писем. Вот почему мне важно знать, кто были его корреспонденты.
- Вряд ли я могу тут чем-нибудь помочь вам. Насколько известно, ему писал только отец.
- И отцовское письмо пришло в день побега. Какие отношения были между отцом и сыном: хорошие, дружеские?
- Его светлость никого не удостаивает своей дружбы - он поглощен важными государственными делами. Вряд ли ему доступны обычные человеческие чувства. Но по-своему он относился к сыну неплохо.
- Однако сердцем мальчик был всецело на стороне матери?